Photo: Valard LP / Flickr.com

Один и множество: люди, города и глобальное сознание

Майкл И. Арт о самоуправляемых автомобилях, домах, распечатанных на принтере и коллективном разуме

Читать введение

Спикер: Майкл И. Арт

Интервьюер: Юрий Бутенко

Города всем приносят какую-то пользу, даже тем, кто живет за их пределами. Они делают нас активными и в то же время более ленивыми. В городах мы много работаем, но при этом нам доступны самые разные развлечения. Города помогают нам добиться цели быстрее, но делают нас вспыльчивыми и раздражительным.

Сегодня трудно представить себе большой город, например, Москву, без хорошей системы канализаций или развитого метро. Однажды давным-давно об этих вещах нельзя было и мечтать. Горожане ездили на повозках и даже представить не могли, что их потомки смогут сесть на самолет и добраться из Стамбула до Барселоны за несколько часов.

Можно ли сказать, что у нас, современных горожан, более смелые представления о будущем? Можем ли мы вообразить невообразимое? Можно ли выйти в своих мечтах за рамки глянцевых образов будущего, которые мы видим в голливудских фильмах? На самом деле, у фантазий о будущем есть и практическая польза — мечты могут осуществиться. Майкл Е. Арт — американский художник и городской проектировщик, прагматичный футуролог и эксперт реалистичных спекуляций, он рассказал «Стрелке» о своих идеях.

Социальный активист и аналитик, изучающий общественное мнение, защитник бездомных, футуролог, общественный спикер, режиссер-документалист, 10 лет Майкл Е. Арт работал художником, проектировщиком в Лос-Анджелесе и восстановил 33 дома в бывших трущобах в Деленде, Флориде. В 1999 г. он основал New Pedestrianism, более экологически ориентированное отделение New Urbanism с целью проектирования новых городов и районов. В 2010-м он был кандидатом в губернаторы Флориды.
Закрыть

Я бы хотел узнать, что, по вашему мнению, будет влиять на города в ближайшие десятилетия.

Для меня один из самых интересных проектов ближайшего будущего — это самоуправляемые электромобили. У вас можно будет ими пользоваться, как только Google или какая-то другая компания нанесет все улицы России на карту. Для них не нужна специальная инфраструктура. Они доедут куда угодно по обычным дорогам. В конце этого десятилетия у всех ведущих автопроизводителей появятся полностью или частично самоуправляемые автомобили. Если политики не будут сопротивляться прогрессу, то всего за пятнадцать лет мы смогли бы заменить миллиард обычных машин на двести миллионов самоуправляемых автомобилей. Люди несовершенны, им нельзя будет водить машины. Каждый год только в США под колесами машин гибнет 30 тысяч человек и еще 1,2 миллиона получают серьезные травмы. Поскольку машины-роботы уже стали реальностью, то мы сможем избавиться от 80% автомобилей, загрязняющих окружающую среду, в период от 3 до 5 лет. Уже сейчас ежегодно производится 35 миллионов электромобилей. Только одно это уменьшит риск глобального потепления на треть. Покупать такой автомобиль будет не обязательно, но при этом все могут добраться до нужного им места: дети, пожилые люди, люди с ограниченными возможностями, бедные, слепые, пьяные и все остальные.

В конце этого десятилетия у всех ведущих автопроизводителей появятся полностью или частично самоуправляемые автомобили

У некоторых по-прежнему будут свои личные автомобили. Например, у людей, которые работают в транспортном обслуживании. Также свои автомобили будут у уже существующих прокатных компаний. Вариантов будет все больше, а цены на самоуправляемые автомобили все ниже.

Повлияет ли появление самоуправляемых автомобилей на облик города в целом?

Будут большие перемены, потому что город сможет избавиться от большинства автостоянок, светофоров, гаражей, дилерских центров и других вещей, связанных с автомобилями. Для самоуправляемых автомобилей подойдут те дороги, которые уже существуют, но, тем не менее, мы должны думать о создании отдельной транспортной сети, которая будет проходить за зданиями, а участком перед зданиями будут пользоваться велосипедисты и пешеходы.

Хороший вариант предложил Кевин Линч в своей книге «Образ города»: две различных сетки — для пешеходов и для транспортных средств, пересекающихся, но в то же время отделенных друг от друга. У вас есть какие-то похожие идеи?

Да, у нас есть похожие идеи в New Pedestrianism, потому что мы ориентируемся в первую очередь на пешеходов. Даже в истории есть примеры подобных идей. Например, в Древнем Риме запрещено было пользоваться транспортными средствами в определенное время суток. Я бы хотел, чтобы в новых городах автомобильные дороги строили позади зданий, а дороги для пешеходов и велосипедистов — перед ними. Также может появиться что-то вроде зон отдыха, которые уже существуют во множестве европейских стран. Деловые центры должны находиться в шаговой доступности от жилья. Если автомобили и пешеходы будут разделены, то я не буду волноваться, что мою дочь собьет машина.

Вы считаете, что нужно провести перепланировку всех существующих на данный момент городов?

Переделать существующий город очень сложно, но кое-что можно сделать. Например, создать пешеходные улицы. Особенно в исторических районах, где улицы и так узкие и не подходят для автомобильного движения. Мы же не хотим разрушать исторический район, чтобы проложить там дорогу для машин, как, например, Ле Корбюзье предлагал сделать в Париже. Ле Корбюзье хотел адаптировать города для машин, небоскребов и автострад, и мы знаем, что из этого вышло.

Обсуждается ли отказ от автомобилей на уровне государства или хотя бы муниципалитета? Ведь принимать меры нужно уже сейчас.

Сейчас города пытаются сделать более безопасными для пешеходов, но пока мало кто всерьез обсуждает отказ от машин и замену их на самоуправляемые автомобили. Автомобильные компании, наоборот, хотят видеть больше автомобилей на дороге.

Один из распространенных стереотипов о будущем — это то, что мы будем ездить на летающих автомобилях. Как вы считаете, у этой идеи есть потенциал?

Помните мультфильм «Джетсоны»? У них были летающие автомобили. Когда я был маленьким, все думали, что у людей будут летающие автомобили, поэтому понятно, почему у людей может быть некоторое разочарование в технологическом прогрессе. Они могут спрашивать: «А где летающие автомобили?» или «А почему у нас нет космических колоний на Марсе?»

Но некоторые вещи являются просто непрактичными. Зачем посылать людей, сентиментальных, уязвимых существ, в космос, когда роботы могут сделать ту же самую работы быстрее и дешевле? Люди всегда будут подвергаться радиационному облучению, ненавидеть невесомость, морскую болезнь, страдать от скуки, в то время как роботы с каждым годом становятся все лучше.

Зачем посылать людей, сентиментальных, уязвимых существ, в космос, когда роботы могут сделать ту же самую работы быстрее и дешевле?

Я не думаю, что летающие автомобили когда-нибудь станут популярными. Слишком много от них шума. К тому же, я могу ошибаться, но моя интуиция говорит мне, что людям будет не нравиться большое количество летающих объектов в небе.

Российский авангардистский архитектор Георгий Крутиков даже подумывал о летающих городах.

Летающие города — это просто фантазия, потому что нам, людям, нужны деревья, трава, поющие птицы и шум прибоя. К тому же мы еще не разработали хорошую антигравитационную машину.

Сегодня невозможно говорить о городах и не упомянуть 3D-печать.

Да, когда-нибудь у нас появится возможность напечатать все что угодно. Вы можете построить, разобрать и воссоздать здания, и это будет стоить очень дешево. В каждом доме будет стоять коробка, или не в каждом доме, а в каждом районе, в которую вы можете закидывать любой мусор и на выходе получать все что вам нужно.

Рэй Курцвейл придумал «Закон ускоряющейся отдачи», согласно которому технологии развиваются в геометрической прогрессии. Через десять лет компьютер будет работать в тысячу раз быстрее, а стоить будет столько же. Через двадцать лет компьютеры будут похожи на людей. А через тридцать или сорок лет у них появится собственное сознание.

Согласно проектированиям Курцвейла, к 2045 году, искусственный интеллект превзойдет интеллект всех людей на Земле вместе взятых. Тогда появится суперинтеллект. Люди будут стремиться стать его частью, чтобы оставаться в тени своего собственного изобретения. Самой сложной задачей для людей будет пережить этот период, потому что, возможно, суперинтеллектуальные существа захотят избавиться от нас, если мы не адаптируемся к новым реалиям. Развитие компьютеров может быть самой большой экзистенциальной угрозой, с которой мы столкнемся, но также это может быть самым важным шагом в развитии человечества.

Как сказал однажды Артур К. Кларк, возможности технологий для нас будут похожи на магию. Если загрузка сознания станет возможной, то мы, в конечном счете, избавимся от наших тел. Возможно, через 50−100 лет, если нам для чего-нибудь понадобится тело, мы просто создадим его и снова будем использовать.

Часть нашего разума сольется с UNICE (Универсальной сетью интеллектуальных единиц сознания), который похож на улей. Люди будут мыслить как единое сообщество, но в то же время у человека будет возможность уйти, чтобы почувствовать себя отдельным существом.

Похоже, индивидуальности придет конец.

Нет, но политика и процессы управления станут более эффективными — практически автоматизированными. Я вижу UNICE как разум, который с помощью коллективного интеллекта будет искать решения всех социальных проблем.

У меня выйдет книга «Путешественник во времени: путь художника через прошлое и будущее (1953−2045)». Я пишу о прошлом в жанре научной литературы, но если вы перевернете книгу, то последняя страница становится обложкой, которая называется «Биография будущего». Она о том, что я хотел бы увидеть в будущем, а не о том, что произойдет на самом деле. Хотелось бы надеяться, что это вдохновит на положительные изменения, а не будет романом-антиутопией, который предсказывает гибель.

Возможно, через 50−100 лет, если нам для чего-нибудь понадобится тело, мы просто создадим его и снова будем использовать

Я пишу о своей жизни, начиная с 1953 года (это год моего рождения) до 2045-го, представляя, что мне уже 92 года. Главу за главой, год за годом, я моделирую наше будущее. В 2023 году, например, журнал Time помещает UNICE на обложку вместо «Человека года».

Как мы будем использовать коллективный разум?

Через десять лет вы сможете говорить, например, с вашими очками. Они дадут вам всю необходимую информацию. Они будут говорить с вами на вашем языке или диалекте, поэтому вам будет казаться, что вы говорите сами с собой. Примерно через двадцать лет местные и глобальные вопросы будут решаться коллективно и более конструктивно. Мы решим большинство социальных проблем, таких как неравенство, бедность, перенаселенность и коррупция.

Будут ли люди по-прежнему жить в городах?

Число людей, которые хотят жить в городах, растет, потому что там происходит очень много всего. В то же время гораздо эффективнее, чтобы ресурсы были организованы более компактно. Плюс ко всему, люди социальны.

Это означает, что рост городов будет продолжаться. Должны ли мы все еще управлять городами или они должны развиваться сами по себе, как отдельный живой организм?

Мы должны контролировать рост городов. Также мы должны что-то сделать с ростом населения, это глобальная проблема, которая не так очевидна в России. Вместо того чтобы увеличивать число людей на 220 000, мы должны сделать так, чтобы рост населения стал отрицательным. По прогнозам, население Африки увеличится с одного миллиарда до четырех миллиардов человек, и Азия прибавит еще миллиард, если ничего не изменится. Мы разрабатываем технологии, которые будут решать проблемы, связанные со старением, и в то же время помогают достигнуть предельной продолжительности жизни.