Photo: Sönke Biehl / Flickr.com

Никто не хочет рисковать: автомобильная индустрия и будущее транспорта

Интервью с Паоло Туминелли об автомобилях будущего и препятствиях, которые мешают их производству

Читать введение

Спикер: Паоло Тумминелли

Интервьюер: Юлия Попова

Транспортным системам многих больших городов требуются изменения. Растущее население, разрастание городов, пустующие сидения в автомобилях, не использующиеся средства передвижения — со всеми этими проблемами надо разбираться. Понять, как их решить и как создать новую транспортную систему будущего — это задача, которая стоит перед теми, кто разрабатывает транспорт. Для этого требуется найти равновесие между индивидуальными и глобальными потребностями, существующей инфраструктурой и политикой.

Инженеры пытаются создать автомобиль следующего поколения, пересматривая каждую его деталь. Но при этом за последнее столетие машины практически не изменились по своей форме и функциям. Существующая система передвижения и сам автомобиль требуют кардинальных изменений и инноваций. Будет ли что-то меняться в транспортной системе? Что сдерживает этот процесс?

Паоло Тумминелли изучал архитектуру в Миланском техническом университете и дизайн в академии Домус в Милане. Пройдя стажировку на должности дизайнера в CentroStile компании Alfa Romeo, он стал дизайн-директором в Momo Design. До 2001 года он занимал пост вице-президента Frog Design и руководил стратегическим развитием бренда в Европе. В 2002-м он оставил работу в корпорациях, чтобы основать свою собственную фирму Goodbrands GmbH — небольшую брендинговую компанию в Кёльне, а также Goodbrands Institute for Automotive Culture, кроме того, он работал профессором в Кёльнской международной школе дизайна. Туминелли — автор серии книг по истории автомобиля: «Автомобильный дизайн Европы: мифы, бренды, люди», «Автомобильный дизайн Америки: мифы, бренды, люди», «Автомобильный дизайн Азии: мифы, бренды, люди».
Закрыть

Что для вас автомобильная культура?

Автомобильная культура развивается из того, какое предназначение люди видят в автомобиле. Машина — это общественный объект, и он влияет на то, как люди используют общественное пространство. И речь не только о том, что определенным группам людей нравятся определенные автомобили. Роль, которую играют машины в нашей повседневной жизни, становится частью нашей культуры. В разных странах эта роль разная, она зависит от традиций, обычаев и связана с перспективами страны.

Что происходит с автомобильной культурой сейчас?

Автомобильный рынок достиг насыщения. Но только не в России или Китае. В большинстве западных стран молодые люди теряют интерес к машинам. Это происходит по многим причинам, и одна из них в том, что уровень удовольствия от использования автомобиля уменьшается. Машина стала ассоциироваться с запретами: камеры видеонаблюдения на дорогах, оплата стоянок, налог на автомобиль и разные виды ответственности, которые надо брать в расчет, например, обеспечение безопасности и контроля. Машины становятся быстрее и массивнее, они напичканы самыми разными устройствами, но при этом мы не можем воспользоваться всеми ее возможностями по полной. Это и есть задача, которую нужно решить, а то иначе зачем пользоваться машиной, если это не приносит радости.

Машина стала ассоциироваться с запретами: камеры видеонаблюдения на дорогах, оплата стоянок, налог на автомобиль

Почему удовольствие так важно? Разве машины — это не просто только средство передвижения, которое доставляет нас из точки, А в точку Б?

Это очень однобокий взгляд. Политики предпочитают смотреть на машину с рациональной точки зрения, как на газ или электроэнергию. Очевидно, что польза или удовольствие от удовлетворения потребностей — это не вся суть потребления. Видеть в автомобиле только средство передвижения — это немного ограниченный взгляд. Я не знаю никого, что бы думал или говорил о машине в таком ключе. А если кто-то и говорит, то это скорее вызвано чрезмерной любовью или, наоборот, неприязнью. Если свести ее роль к средству передвижения, как это делают политики, то тогда непонятно, зачем люди тратят столько денег и времени на то, чтобы купить собственный автомобиль?

Picture_001_Self-Driving_Car

Самоуправляемый автомобиль. Lexus RX450h модифицированный Google. Фото: Steve Jurvetson

Что вы думаете об общественных автомобилях? Тех, которыми могут пользоваться все жители, когда у них нет собственной машины.

Совместное пользование автомобилем позволяет получить к ним свободный доступ, мне кажется, это очень полезно для усовершенствования городского транспортного движения. Это позволяет избежать многих проблем, связанных с покупкой собственного автомобиля. Не нужно тратить время на что-то, что не доставляет удовольствие, например, на заправку или ТО. Но вопрос в том, может ли такая система стать полноценной заменой покупке своего автомобиля. Я думаю, что не может. Она не удовлетворяет внутреннюю потребность в некой интимности. В идеале, мы можем делиться чем угодно: своими домами, домашними животными, детьми, партнерами, мобильными телефонами. Едва ли найдется вещь, которая нужна нам круглые сутки, без которой мы не сможем обойтись. Я мог бы сдавать в аренду свою квартиру, пока я в офисе. Моя девушка могла бы гулять с другим, пока я занят делами. Все это очень логично и практично, но нравится ли нам такое? Нет. Человек склонен устанавливать близкие отношения с объектами. Почти 40% женщин и 25% мужчин, владеющих машинами в Германии, дают своим автомобилям имена. Другими словами, они устанавливают дружеские отношения с машинами. Мне кажется, от этого невозможно отказаться ради удобства и экономии. Совместное пользование машиной — не настолько эффективная мера, потому что она не решает проблему загруженных дорог. Ни совместное, ни индивидуальное владение автомобилем не является идеальным решением проблемы пробок. Наиболее вероятно, что движение будущего станет более открытой системой, в отличие от старой системы, основанной на частной собственности и долгосрочных вложениях. Хотя совместное владение машиной может стать отправной точкой для новых трендов, которые повлияют на инфраструктуру.

Picture_002_Self-driving_Car_Inside

Салон самоуправляемого автомобиля. Вращающияся лазерный локатор создает трехмерные рендеры людей, которые находятся в его орбите. Фото: Steve Jurvetson

Я слышала, что существующая система передвижения близка к краху. Как вы видите будущее транспорта?

Здесь важно различать мегаполисы — большие городские конгломераты, и территорию за пределами города. Городская инфраструктура поменяется, а вот в деревнях все будет оставаться как было еще очень долгое временя. Существующая система в данный момент хорошо функционирует: сельские дороги пустые, и владеть автомобилем одновременно и удобно, и приятно. Изменения не понадобились бы, если бы все вокруг выглядело как деревня в Сицилии, Сибири или Монголии, где общественный транспорт не играет важной роли. Инфраструктура в городах изменится по многим причинам. Прежде всего, система заполнена до отказа и расширяться дальше просто некуда. Единственной важной целью является создание новой транспортной системы, основанной на технологических возможностях. Так как мы привыкли к автомобилю, речь уже не идет о том, как отделить, оградить инфраструктуру от него, скорее нужно совместить эти два понятия, сделать систему менее рестриктивной и более гибкой. Уже есть машины, которые паркуются, тормозят, разгоняются, ездят сами по себе. Чего пока нет, так это регулирующей основы для использования умных технологий. Другими словами, от момента, когда мы сядем в машину и скажем «едем на работу», нас отделяет только вопрос политических договоренностей. Как только компьютерное управление появится и у машин, и у инфраструктуры, качество движения выйдет на новый уровень, что полностью изменит транспортную систему.

Как самоуправляемый транспорт изменит наше отношение к машинам?

Это полностью изменит тип отношений между человеком и автомобилем. Возможности, которые люди получат благодаря технологиям, изменят отношение к автомобилю. Представьте: машина ехала бы в ремонтную мастерскую или к заправке без нашего участия. Если взглянуть на изначальное значение слова «автомобиль» — слово «autós» означает «сам», а латинское слово «mobilis» означает «движимый». В сущности, автомобиль — это нечто, что движется само по себе. В этом смысле мы не можем называть современные машины автомобилями, так как мы вынуждены управлять ими. Возможно, автомобиль будущего будет именно тем, что он означает.

Почти 40% женщин и 25% мужчин, владеющих машинами в Германии, дают своим автомобилям имена

Машины почти не менялись в течение прошлого столетия. Они сделаны из стали, заправляются бензином, весят тонну или больше, созданы для четырех людей и для них нужны дороги. Изменится ли дизайн автомобиля в будущем?

Автомобильная индустрия никогда не любила радикальных перемен. Если посмотреть на дизайн автомобиля с точки зрения культуры, то он должен был радикально меняться. Почему у нас до сих пор пять мест в машине? Прежде всего, потому что так было определено в 50-е. В то время средняя европейская семья состояла из 5 человек: мать, отец и трое детей. Поскольку машина была создана как семейное средство передвижения, ее вместимость и вес соответствовали нуждам людей. В наши дни в среднестатистической европейской семье только 1 ребенок. Если каждый водит машину, что весьма близко к истине, тогда у нас слишком много пустых сидений. В Германии, к примеру, 50 миллионов машин, 80 миллионов людей, 45 из них с водительскими правами. В этом случае машин на 5 миллионов больше, чем людей, которые могут ими управлять. Вместимость всех частных автомобилей 200 миллионов человек, что практически в 3 раза больше населения. Это бессмысленно! Если бы была такая же ситуация с недвижимостью, то это обернулось бы экономической катастрофой. Общество индивидов — это один из трендов, который мы помогаем развивать. Такое ощущение, что мы больше заботимся о потребностях личных автомобилей, а не личностей.

Picture_003_Isetta

BMW Isetta, итальянский микроавтомобиль для двух человек, спроектированный в 1953 году. Photo: Mick / commons.wikimedia.org

Почему в автомобильной индустрии не происходят радикальные перемены?

Ни один автомобильный завод не может позволить себе идти на крупный риск. В наши дни многие компании нацелены на решение экономических или экологических задач, поэтому уменьшают размер двигателя. Но для них это возможность не изменить индустрию, а скорее продемонстрировать техническое ноу-хау. Еще одна проблема автомобильной промышленности это то, что они могут создавать только 20% продукции, все остальное производится при использовании сторонних ресурсов. Они создают внешний металлический кузов и двигатель — две действительно незаменимые части в машине. Следовательно, любые изменения трудноосуществимы. Представьте «Макдональдс» без гамбургеров, только с салатами и пирожными. Это уже не будет «Макдональдс». «Макдональдс» — это говядина, а машина — это двигатель. Автоиндустрия переживает кризис, и они это чувствуют. С другой стороны, они знают, что такие страны, как Китай, Россия, Индия и Бразилия, в ближайшее время все еще будут нуждаться в классических автомобилях. Поэтому их пока не очень беспокоят сложные задачи будущего. Возможности для автомобилестроителей открываются там, где люди все еще радуются старым машинам, где они не знают о проблемах, которые с ними связаны. Они могли бы выпустить классную машину и без проблем продавать ее следующие 25 лет. Почему промышленность должна рисковать и инвестировать средства во что-то новое? Я бы не стал этого делать, и они не делают. Если мы говорим о кардинальной перемене, связанной с автоматикой, то новатором в этой области станет кто-то за пределами автомобильного рынка, кто сможет использовать возможности, предоставленные большими корпорациями других промышленных отраслей.

Даже если покупатели оценят идею автомобиля будущего, они не будут спешить с его покупкой. Никто не хочет рисковать

Почему автомобильная промышленность не стремится к развитию?

Каждый раз, когда автоиндустрия стремится к инновациям, они сталкиваются с серьезными проблемами. Двигатель воздушного охлаждения, изобретенный Чарльзом Кеттерингом для General Motors в 1919 году, должен был стать более эффективным типом двигателя. Несмотря на множество испытаний, проведенных в середине 1920-х, от изобретения отказались, и это привело к большим убытка General Motors. В 1950-х кузов решили делать из стеклопластика. Corvette был одним из первых автомобилей, для производства которого использовалась новая технология, затем ее же использовали для Lotus. Но в массовом производстве пластик так и не смог стать заменой металлу, за исключением нишевых продуктов, вроде Citroen Mehari, Renault Espace, Smart. В 1960-х NSU, American Motors Corporation, General Motors, Citroen и Mazda инвестировали средства в двигатель Ванкеля — это роторный двигатель, изобретенный в Германии, который многие считали технологическим прорывом. В итоге, только Mazda добилась какого-то результата, но мировой сенсацией, как все думали, он так и не стал. Дело не в совершенствовании производства, а, скорее, в соревновании между компаниями. Несомненно, очень тяжело создать собственный рынок, когда он такой большой и продукт такой сложный. Даже если покупатели поначалу и оценят идею автомобиля будущего, они не будут особо спешить с его покупкой. Никто не хочет идти на риск. Большинство людей приобретут Golf новой модели вместо того, чтобы покупать автомобиля будущего.

Picture_004_Chevrolet_Corvette

Chevrolet Corvette Roadster Polo 1953. Корпус автомобиля состоял из 54 пластиковых панелей из фибергласса, которые позволили уменьшить вес автомобиля. Photo: Mashley Morgan / Flickr.com

Кто, как вы думаете, изменит сегодняшнюю ситуацию?

В идеале, политики должны понимать потребности общества и брать на себя инициативу, направляя промышленность в нужную сторону. Они — единственные, кто может влиять на большие корпорации и говорить: «Вы не можете больше это продавать». Мне кажется, это будут страны, которые не так тесно связаны с автомобильной индустрией, как, например, Германия. Вопрос в том, какая страна первой создаст комплексную систему передвижения, в которой будет учитываться и машина, и особенности использования продукции, характерные для определенной группы потребителей. Если говорить о Европе, то это могут быть такие страны, как Нидерланды, Австрия, Дания, развитые страны с постоянным высоким доходом и без собственной автомобильной промышленности. Возможно, они смогут внедрить новые решения и, вероятно, послужат примером для других европейских стран на политическом уровне. Этот вопрос будет поднят в Европе в ближайшие 20 лет. Я не думаю, что изменения начнутся очень скоро, учитывая нынешнюю ситуацию с автопромышленностью.