Photo: Aikawa Ke / Flickr.com

Город, дружелюбный к ребенку

Карен Малоун о том, почему города должны быть удобными не только для врозслых, но и для детей

Читать введение

Спикер: Карен Малоун

Интервьюер: Валерия Курмак

Мы живем в постиндустриальную эпоху, когда старые стратегии индустриального развития городов больше не работают. Городам необходим не только новый подход к развитию, но и новые маркетинговые средства. Программа «Город, дружелюбный к ребенку» использовалась в разных странах для того, чтобы в случае кризисных ситуаций люди не покидали города (как это было, например, в Австралии, Израиле, Нидерландах), а семьи и дети получали поддержку (как на Гаити и в Японии). Одна из самых важных современных задач — развитие собственной активности и мобильности ребенка.

Карен Малоун — профессор в университете Западного Сиднея. Она занимается исследованиями, связанными с правами детей, а также программой «Город, дружественный к ребенку». Она — председатель и основатель программы Child Friendly азиатско-тихоокеанского региона Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), член исследовательской консультативной группы Child Friendly ЮНИСЕФ.
Закрыть

Позвольте начать с личного вопроса, если можно. Я знаю, что ЮНИСЕФ был вынужден покинуть Россию. Происходило ли в других странах что-то подобное?

Нет! Были страны, которые хотели провести программу, но в итоге им не хватило денег или ресурсов. Во многих слаборазвитых странах в Африке главная задача программы ЮНИСЕФ «Город, дружелюбный к ребенку» была в том, чтобы дети дожили до пятилетнего возраста. Так что задачи в разных местах очень отличаются друг от друга.

Measles is possibly the biggest killer of children in emergencies. Crowded camps with many children not vaccinated are very vulnerable to sudden epidemics. Part of UNICEF’s emergency response is to vaccinate all children for measles and mothers for neo natal tetanus. In the spontaneous settlements around Muganga over one week we vaccinated about 22,000 children.

22 000 детей из сел Уганды получили прививки от кори благодаря ЮНИСЕФ / Фото: Julien Harneis / Flickr.com

Закрытие офиса ЮНИСЕФ — это очень странное решение и еще более странной кажется причина. Нам сказали, что «ЮНИСЕФ больше не нужен, потому что мы теперь высокоразвитая страна». При этом во многих высокоразвитых странах есть офисы ЮНИСЕФ. Когда страна становится достаточно богатой, у нее появляется чувство, что она ответственна за детей во всем мире, и поэтому в большинстве высокоразвитых стран есть офисы ЮНИСЕФ.

Когда страна становится достаточно богатой, у нее появляется чувство, что она ответственна за детей во всем мире

Вы занимаетесь программой «Город, дружелюбный к ребенку». Расскажите про нее.

Основная идея в том, чтобы осуществить конвенцию о правах ребенка в городе. Это политика, которой город вынужден следовать, но ее актуальная реализация разнообразна. Потому «Город, дружественный ребенку» — это программа, которая помогает городам понять, как выглядят права в действии. Один из способов состоит в анализе средств, сервисов, инфраструктуры, физической среды, но важно еще и рассмотреть социальную среду относительно того, на какой социальной позиции находятся дети в городах, какую роль они играют и какой вклад могут внести в решение о том, поддерживает ли их город.

Взрослые, которые управляют городом, часто не понимают проблем детей или инвалидов. Только когда у них самих появляются дети, они внезапно замечают, насколько неприветлив их город. Так что очень важно, чтобы правительство знало о необходимости создания доступной среды. Для этого не обязательно открывать офис ЮНИСЕФ. В некоторых странах появляются города, удобные для детей, которые строятся без государственной поддержки.

Например, Холон в Израиле. Сначала люди повально переезжали из Холона, а потом там появилась программа «Город, дружественный к ребенку», и туда стали приезжать не только новые жители, но и туристы. Я знаю, что в Австралии был похожий случай, когда реализация программы повлияла не только на детей, но и на весь город.

Бендиго — это маленький городок в Австралии. Многие люди переезжали оттуда, потому что там больше нельзя было заниматься сельским хозяйством. Город умирал, и мэр очень волновался, что экономика ухудшается. Когда он узнал про нашу программу, то подумал, что она поможет вывести город из кризиса. Он задействовал средства массовой информации, где людям рассказывали о программе. Но одних разговоров было мало. Власти разработали среду, ориентированную на семью. Строительство дорог или мостов — для семей это не очень интересно. Но все родители заинтересованы в том, чтобы повышалось качество жизни их детей.

Другой пример — это Роттердам (Нидерланды). Многие семьи переезжали, и городские кварталы становились безлюдными. Власти решили делать ставку не на джентрификацию или создание хороших условий для молодых профессионалов, а на семьи. Они использовали программу «Город, дружелюбный к ребенку», чтобы на ее основе перепроектировать всю портовую зону в Роттердаме. Они наняли молодых архитекторов и городских планировщиков, чтобы вместе разработать программу для детей.

Развитие пространств, благопориятных для детей в разных районах Роттердама началось в 2006 году. (youtube.com/ De Werff Architectuur)

Расскажите, какие сейчас есть мировые тренды, связанные с детьми и городом?

Экологичный образ жизни стал очень важным трендом. Мы должны создавать такие города, в которых дети и взрослые будут больше думать об окружающей среде. Часто самые бедные слои населения — это как раз те, которые оказывают на экологию города самое большое влияние.

Самые бедные слои населения — это как раз те, которые оказывают на экологию города самое большое влияние

В будущем также будет очень важно иметь как можно больше данных о том, как живут семьи с детьми в городах по всему миру. Сбор данных станет более точным, чтобы на его основе можно было принимать лучшие решения не только на государственном, но и на глобальном уровне. Города часто существуют изолированно друг от друга и не делятся информацией. Проект «Город, дружелюбный к ребенку» позволяет установить деловые контакты и обмениваться идеями и опытом.

Вы много работали над проблемой свободы передвижения детей. Это еще один тренд для города, дружелюбного к ребенку?

Развитие активности и мобильности ребенка — это очень важная проблема, потому что благодаря ей город рассматривается с точки зрения рисков и опасности, которой подвергаются дети. Как родители чувствуют себя относительно своих страхов и неуверенности в безопасности. Свобода передвижения детей — это не только улучшение окружающей среды, но и проведение работы родителями, которых тоже надо привлекать к решению проблем безопасности.

Какой город может быть примером для остальных в том, что касается свободы передвижения детей?

В Токио люди считают, что дети с самого раннего возраста должны передвигаться по городу самостоятельно. Японские родители уверены, что их дети достаточно умны, чтобы получить независимость. Многие родители работают сверхурочно, их офисы могут находиться далеко от дома, и для них очень важно, чтобы дети с самого раннего возраста могли самостоятельно добраться домой из школы.

Но во многих других странах обратная тенденция. Дети начинают передвигаться по городу самостоятельно не раньше 11−12 лет. Но в Японии все стабильно. Это не значит, что японцы не боятся за своих детей. Но у них есть приспособления, которые позволяют следить за тем, чтобы их дети были в безопасности. Например, система GPS, которую обеспечивают городские власти. Она называется Mamoruchi — это одновременно и аварийный сигнал, и линия поддержки, где дети могут попросить совет или пожаловаться.

Во многих школах есть программа «Ровесники идут в школу» — дети идут в группах в школу и обратно. У них есть также организации, куда дети могут обратиться, если они напуганы или расстроены чем-то. Они проделали большую работу, чтобы решить проблему как единое сообщество.

Как культурные особенности разных стран влияют на реализацию программы?

ЮНИСЕФ — это глобальный проект, но каждая страна принимает участие в проекте индивидуально, потому что она уникальна, а города сильно отличаются друг от друга. Люди часто говорят: «Так, мы хотим город, дружелюбный к детям, просто скажите, что нам делать». Но универсального средства не существует.

Бразилия — это очень интересный пример. У них проходило соревнование, что-то вроде Кубка мира по футболу. Они брали города, схожие по размеру и демографическим показателям. И затем устраивали между ними соревнование, победителем становился тот город, у которого получилось стать самым удобным для ребенка.

Другой пример — Казахстан. В Казахстане программа похожа на ту, которая есть во многих индустриальных странах. Их правительство разрабатывает аттестационную программу, составленную так, чтобы она соответствовала требованиям государственной детской программы. А затем мэр работает с локальным сообществом, чтобы понять, могут ли они соответствовать тем параметрам и целям, которые были установлены в масштабе всей страны. Если город соответствует, то он получает какой-то бонус. Это может быть материальная поддержка или место в списке топа десяти городов, дружелюбных к детям.

Image 3

Японские обучающие материалы по безопасному передвижению, устройство «Маморучи» и «родительский патруль» / Фото: Dr. Karen Malone)

Как вы думаете, эта программа будет реализована в Казахстане?

Думаю, да. Но здесь решения идут сверху вниз, потому что их принимает президент и президентский комитет. Это такой советский стиль: «Вы должны делать это и вот это», а если вы этого не сделаете, вы потеряете работу. Поэтому многие мэры говорят: «Хорошо, я сделаю это»! Но сделают ли они это на самом деле или это будет фикция? Как мэры могут честно говорить о реальных проблемах, если будут бояться, что их за это осудят? Нужно много времени, чтобы мэры научились честно говорить о проблемах. Ведь обычно они говорят: «Все хорошо, все в порядке», а если нет — его по-тихому увольняют.

Нужно много времени, чтобы мэры научились честно говорить о проблемах города

Интересно, а в Бразилии такого нет?

Там практикуется подход, предлагающий гораздо более активное участие. Иногда города запускают эту программу после каких-то катастроф. На Гаити проект «Город, благоприятный для детей» начался после урагана. Похожая ситуация была в Японии в Сендае: там ЮНИСЕФ впервые запустил свою программу после цунами.

Итак, нужно цунами, чтобы программ «Город, благоприятный для детей» появилась в Москве?

Это может быть большой фестиваль или какое-то масштабное мероприятие. Я не могу представить, чтобы в Москве все вдруг стали говорить: «Эй, давайте устроим вечеринку, это поможет детям». Это часть культуры. Разные подходы к реализации нашей программы часто отражают культуру страны.